Иркутские шахматы идут вперед!

В позапрошлом номере газеты «Собор» (№ 3 (30) за 2012 год) была опубликована статья В.В.Ходько «Куда идут иркутские шахматы, или «Что было, что будет, чем сердце успокоится»?». Судя по названию и объему материала (полторы полосы в 8-полосном издании), данная работа представляет собой, можно сказать, некий идейный манифест, опубликованный, как видно из вступительного слова, человеком, обладающим «непререкаемым авторитетом в шахматной среде».

Об «авторитетности» В.Ходько мы еще скажем в заключительной части, а пока обратимся к самой статье. Трудно понять, на какую аудиторию рассчитано это произведение. Если на людей, которые никогда не бывали в Иркутске и судят об иркутской шахматной жизни по сплетням в Интернете, то у В.Ходько есть шанс найти благодарного читателя.

У людей же, которые наблюдали шахматную жизнь в Иркутске на протяжении многих лет, что называется, изнутри, потуги В.Ходько вызвать неприязнь читателей к нынешнему председателю городской шахматной федерации Ринэлю Сагдееву вызывают только усмешку. Уж им-то, настоящим и многочисленным поклонникам Каиссы, есть с чем сравнивать, и они отлично знают, чего стоят все эти «заслуги» Ходько и его команды.

Сложно как-то детально комментировать весь тот набор передергиваний, искажений фактов и даже откровенной лжи, использованный В.Ходько в статье, ведь легко, буквально в два счета, опровергается практически каждое утверждение, сделанное автором. Причем опровергается не только многочисленными свидетельствами и документами (это само собой!), но и последующим ходом событий, так как именно Сагдееву, малокомпетентному, по мнению Ходько, руководителю, шахматное сообщество доверило быть председателем совета федерации. И доверило тогда, когда уже четко определилось, что есть и другая сторона – во главе с «авторитетными» В.Ходько и С.Киселевым, то есть когда противостояние приняло принципиальный характер – «или-или». И, проиграв в этой борьбе, герои вчерашних дней принялись поливать грязью оппонентов, так как на что-то большее их и раньше не особо хватало, а теперь – тем более.

Можно было бы вообще не обращать на это внимание – время и так уже все расставило по местам, если бы не те оскорбления, которыми автор щедро поливал неугодных ему людей на протяжении всей своей немалой по объему статьи, и не только Сагдеева, но и к других людей, немало сделавших (и продолжающих делать!) на шахматном поприще. При этом мы видим много эмоций, но мало здравого смысла, каждый эпитет взят Ходько словно из приговоров 30-х годов: «умышленно», «спровоцировал», «надуманный», «фикция», «некомпетентный» и т.д.

И ведь наверняка эта «обвинительная» риторика на кого-то подействовала, кто-то и вправду считает, что все на самом деле так и есть. Тем более что подобные «обличительные» статьи (правда, под авторством С.Киселева) выходили в «Соборе» и раньше. И совершенно напрасно Ринэль Сагдеев никак не реагировал на эти выпады (и другим не советовал вступать в полемику, чтобы не разжигать страсти), считая, что все решится само собой. Вот хотя бы для того, чтобы несведущие люди наконец-то узнали истинное положение дел, и нужен наш ответ.

Как указывает в статье сам В.Ходько, с 2006 по 2010 год он возглавлял Единую Федерацию шахмат Иркутска (ЕФШИ). Интересно при этом, что все считали, что председателем является С.Киселев – настолько не видно было на его фоне Ходько. О каком вообще в таком случае авторитете может идти речь, если многие вообще не знали о том, что он руководитель? Ведь ни общих собраний, ни каких-либо других массовых мероприятий, на которых могла бы проявиться роль Ходько и народ мог увидеть своего «кумира», за годы его правления вообще не проводилось. Это сейчас он сетует, что редко проходят подобные сборы (хотя и это неправда), а при нем-то их вообще не было до тех пор, пока на горизонте не появился Сагдеев.

Самозабвенно критикуя Р.Сагдеева, В.Ходько скромно умалчивает о своих «достижениях» на организаторском поприще. А зря. Ведь как удобно было бы сравнить результаты деятельности Р.Сагдеева с результатами деятельности В.Ходько, например, в сфере привлечения в шахматы спонсорских средств. Оставим на совести В.Ходько рассказы об обещаниях Р.Сагдеева «золотого дождя» от спонсоров, посмотрим, что реально было сделано за последние годы. Ну, что касается Сагдеева, то здесь все на виду. Организация двух подряд чемпионатов Сибирского федерального округа (а это сотни тысяч рублей), ремонт потолка шахматного зала во Дворце детского творчества (еще полторы сотни тысяч), проведение фестиваля «Шахматное Приангарье» со 150-тысячным призовым фондом, закупка под него шахматного инвентаря (тоже под сотню тысяч), а затем и мебели для шахматного клуба (еще почти столько же), не говоря уже о множестве не столь крупных проектов (но тоже в десятки тысяч) – заслуга именно Сагдеева. И доля спонсорского участия в этих соревнованиях исчисляется даже не десятками, а многими сотнями тысяч рублей. Почему бы В.Ходько не рассказать читателю, какие у него успехи на этом поприще и привлек ли он за все годы своей деятельности хотя бы десятую часть этих сумм?

Важно ведь не только то, что Сагдеев находил эти деньги. Не менее существенно, что он с потрясающей оперативностью решал самые неотложные дела, которые висели годами. Буквально шаг за шагом, день за днем. Ставил цели и тут же их выполнял. Нет клуба? Уже через три месяца вопрос был практически снят с повестки дня (а через четыре – клуб получен). Нужна временная летняя база для ветеранов? Договаривается с рестораном «Одноклассники». Нет крыши над головой? Там же на веранде устанавливается вместительная палатка. И так по каждому пункту. В считанные дни он наводит порядок с налоговой отчетностью по федерации, платит налоги и штрафы (у «образцового» Ходько, как вы понимаете, на это ни денег, ни желания не находилось, в результате чего федерацию за многолетние долги могли в любую минуту попросту закрыть).

Невозможно посчитать, сколько сил и средств было вложено Сагдеевым в обустройство шахматного клуба. Косметический ремонт здания, проведение электрического освещения, установка дверей, замков, противопожарной сигнализации и уйма других важных и затратных дел. И на все Сагдеев умудрялся находить средства, хотя можно представить, во что ему обошлось это разом свалившееся на него счастье.

Их даже рядом поставить нельзя – настолько сложную, насыщенную и финансово затратную деятельность провел за короткое время Сагдеев. А что в активе у Ходько – можно только догадываться. Мы ничего так и не сумели наскрести, ни одного полезно-значимого общественного деяния. Разве что закрытие ДЮСШ – ведь свершилось это дело почти полностью по вине Ходько, являвшегося руководителем шахматного отделения школы. Не раз этого «авторитетного» педагога и тренера высшей категории посетители ДЮСШ видели в таком состоянии, что просто удивительно было, что школа еще вообще продолжала существовать.

Интересно, что и проблемы уволенных, а затем восстановленных детских тренеров в конце концов пришлось решать все тому же Сагдееву, а не Ходько, как вообще-то должно было быть. Походы в Департамент образования и отдел дополнительного образования стали в какой-то момент такой же неотъемлемой частью работы Сагдеева, как и решение вопросов в Управлении по спорту. И то, что тренерам стало чуть легче жить в новой структуре, заслуга все того же Сагдеева, ведь и В.В.Крона, и С.Л.Рудых, не говоря уж о В.В.Ходько, их новое руководство встретило отнюдь не хлебом и солью, и уж тем более не как «лучших детских тренеров». Уж сколько Сагдееву пришлось тогда выслушать от руководства департамента «лестных» слов: вы кого, мол, защищаете – алкоголиков и бездельников? Об этом ведь в свое время даже помощник губернатора А.Гимельштейн во всеуслышание заявлял по телевидению. Они ведь только судиться горазды, только свои личные интересы отстаивать, наплевав на детей, а как работать, так и спросить не с кого.

И только Сагдеев, хоть это и не входило в его председательские обязанности, старался уладить возникшие между руководством и тренерами проблемы — никому больше наши «заслуженные и ведущие» оказались не нужны. И при этом теперь те же самые люди, за которых он, как мог, заступался, обвиняют его в том, что он «давно забросил работу по реанимации шахматной ДЮСШ». Ходько со своими подручными довели дело до того, что школа умерла, а Сагдеев, видите ли, должен ее теперь в одиночку реанимировать, причем так, чтобы прямо в ней сразу оказалась у руля все та же веселая компания в полном составе. Как вам такое?

В своих рассуждениях Ходько договорился до того, что поставил в упрек Сагдееву то, что из городского бюджета планируется выделить 300 тысяч рублей на проведение Кубка мэра. По его, Ходько, мнению эти деньги можно было бы с большей пользой потратить на другие цели. Хотелось бы спросить В.Ходько, почему же он за все годы своей деятельности не нашел общего языка с городской властью, не привлек в шахматы хотя бы половину этих средств и не облагодетельствовал шахматное сообщество в соответствии со своим видением ситуации? Кто мешал ему сделать это? Вопрос, конечно, риторический. В.Ходько, судя по всему, относится к той категории людей, у которых плохо получается делать что-либо созидательное, зато хорошо получается раздавать ценные указания, а еще лучше – делить, то что наработано другими.

В своей статье сквозь зубы Ходько все-таки признает за Сагдеевым заслугу в появлении у иркутских шахматистов шахматного клуба. Однако сопровождает это целой серией оговорок, из которых можно понять лишь то, что клуб используется совсем не так как ему, Ходько, хотелось бы. Тут опять же выведем на свет божий общественные «заслуги» самого Ходько. В течение длительного времени он возглавлял в Иркутске шахматную спортивную школу. Затем еще несколько лет работал здесь же завучем при новом директоре. Последние годы перед ликвидацией школа ютилась в полуразвалившейся избушке на улице Желябова, не знавшей капитального ремонта, вероятно, со времен Октябрьской революции. Чего же было ее не отремонтировать, если все знаешь и умеешь?

Далее в статье В.Ходько оптимистично заявляет, что проблемы отсутствия шахматного клуба его практически не волновали, поскольку большинство соревнований проводилось в ДЮСШ. Оставим на совести В.Ходько качество проведения соревнований в вышеупомянутой избушке — возможно, с его точки зрения это проблемой и не являлось. Шахматисты же прекрасно помнят, в каких условиях им приходилось играть в годы председательствования Ходько. Как бы то ни было, но и эту избушку у шахматистов в конце концов забрали, оставив их, по сути, на улице.

И еще раз отметим, что именно Ходько, как председатель городской шахматной федерации и один из руководителей ДЮСШ, был одним из тех, кто (как бы это помягче выразиться) профукал этот последний приют шахматистов. Зато теперь В.Ходько жизнерадостно сообщает читателю о «плодотворной» работе на базе ДДЮТ в помещении площадью 16 квадратных метров и глубокомысленно поучает Сагдеева, как тому организовать работу в новом клубе.

О том, что можно делать в подобных заведениях, Ходько отлично знает. В чем мы действительно не сомневаемся так это в том, что у него огромный опыт в организации своего досуга. Буквально несколько дней назад, будучи главным судьей детского первенства, он был застукан с другим бывшим тренером ДЮСШ (и тоже, кстати, судьей) в одной из комнат шахматного клуба за распитием спиртных напитков. Вот так, почти у всех на виду, прямо в разгар соревнований, то есть при исполнении служебных обязанностей. И это после такой «правильной» статьи, в которой он всех так грамотно учил, как нужно работать, а ему самому только что нимб не был нарисован над головой.

Но продолжим. Автор статьи льет слезы о непомерном бремени турнирных взносов, которое взвалил на плечи шахматистов Сагдеев. И даже пускается в математические расчеты, начинающиеся словами: «Допустим, что при проведении городского блиц-турнира с шахматистов собирается 15 тысяч рублей – в среднем 50 участников по 300 руб.» и заканчивающиеся причитаниями, что многие шахматисты, в том числе сильнейшие, из-за таких неподъемных взносов лишились возможности участвовать в соревнованиях. Интересно, кому г-н Ходько пытается навешать эту лапшу. Все шахматисты, играющие в городских соревнованиях прекрасно знают, что взносы в блиц-турнирах не превышают 100 рублей (а для ветеранов и школьников — 50). Единственное соревнование, в котором взносы участников доходили до 300 рублей, это был фестиваль «Шахматное Приангарье» (в последствие — Кубок мэра). Однако ж и призовой фонд в этом региональном турнире нешуточный, и уж во всяком случае соотношение размера взноса к величине призового фонда было как минимум не хуже, чем в подобных мероприятиях, проводящихся в других регионах России. Конечно, можно было бы помечтать, о том, чтобы все шахматные соревнования в Иркутске проводились бесплатно, а все расходы возмещались из какого-нибудь сказочного рога изобилия. Однако реалии сегодняшней жизни таковы, что платить сейчас гражданам России приходится за все. Даже за то, что по Конституции должно бы было быть бесплатным.

Но самое интересное, что господин международный мастер, пускаясь в свои альтруистические рассуждения, запамятовал факт из своего не такого уж далекого прошлого. Несколько лет назад Ходько на пару с еще одним организатором масштаба «16 квадратных метров» Киселевым организовали так называемый суперфинал чемпионата Иркутска. Так вот взносы для участников в этом турнире достигали нескольких тысяч рублей, при призовом фонде раз в десять меньшем, чем в «Шахматном Приангарье». Причем, львиную долю этих средств вносили именно обычные любители, о чьих интересах теперь так печется наш бессребреник. Ведущие же шахматисты скорее участвовали в дележе денежных средств, как в виде призовых, так и в виде оплаты за судейство.

Как ни странно, никакого протеста такое финансовое бремя на шахматистов города у В.Ходько не вызывало. По-видимому, нашего героя возмущает не то, что шахматистам приходится раскошеливаться, а то, что эти деньги проходят мимо него. Те же самые мотивы нелюбви к Сагдееву и еще у нескольких шахматных деятелей, один из которых недавно открыто жаловался, что раньше за судейство ему платили полторы тысячи в день, а теперь только пятьсот. Конечно, какое значение для этой кучки «организаторов» имело нищенское положение шахмат в городе лет пять назад, если была возможность лично подкармливаться от шахмат.

Смехотворными являются и попытки Ходько обвинить Сагдеева в некой саморекламе и пиаре. То, что о шахматах наконец-то заговорили во всеуслышание, является огромным достижением для нашего города, где долгое время была почти что информационная блокада  в этом вопросе. И далеко не Сагдеев являлся главным героем этих новостей. Мэр города Виктор Кондрашов, депутаты Законодательного собрания, работники Управления по спорту – вот о ком чаще всего вещали телеканалы. И заслуга Сагдеева как раз в том, что все они оказались на нашей стороне – на стороне шахмат. А уж сколько он лично просил журналистов не писать о нем, знают только те, кто был с ним всегда рядом. Но скажите, как можно рассказывать о шахматном событии, не упомянув одного из тех, кто его собственно и создал? Это в затхлые ходьковско-киселевские времена было стыдно за шахматы и за самих этих деятелей, которые и на экране-то появиться не умели. А сейчас мы гордимся за наш вид спорта, и это очень здорово, что их возглавляет молодой и  фотогеничный лидер!

Приводить примеры передергивания и вранья из статьи В.Ходько можно еще долго. Она, собственно, на этом и построена. Однако стоит ли? Шахматное сообщество города уже высказало на общем собрании свое мнение в отношении тех, кого Ходько называет «наиболее компетентными шахматными организаторами», когда вывело Киселева и иже с ним из совета ЕФШИ. Ходько причитает о нелегитимности совета после этих действий. При этом, похоже, нашему мастеру в очередной раз отказывает логика. Киселев, также как и еще двое деятелей, исключенных вместе с ним, были приняты в совет по решению общего собрания шахматистов. Именно на решении общего собрания основывалась их правомочность. И именно общее собрание лишило их этой правомочности. «Железная» логика у В.Ходько: если в нашу пользу – законно, если не в нашу пользу – незаконно.

Недавно закончившийся суд поставил точку в притязаниях Киселева на возвращение в Совет федерации. Как и ожидалось, Киселев этот бой проиграл, а вместе с ним проиграл и Ходько, опубликовавший свою статью накануне вынесения решения суда, что уже само по себе является неэтичным. Так что эта статья – всего лишь запоздалая месть за справедливый урок, который преподнесло этим «деятелям» шахматное сообщество города. Не Сагдеев и не Совет федерации – рядовые шахматисты вынесли свой вердикт многолетнему «правлению» Ходько и его команды. На вранье далеко не уедешь, даже если ты очень «авторитетный» и совершенно  «непререкаемый», и эту истину, похоже, как раз и забыл Ходько.

Наша федерация работает в открытом режиме, регулярно проводятся заседания ее совета, зачастую – в расширенном составе, с приглашением шахматных специалистов и актива. Наиболее важные для жизнедеятельности федерации вопросы выносятся на общие собрания – их за два года провели уже дважды (при норме не реже раза в четыре года). Провели бы и больше – ждали окончания суда, который затянулся на полгода и, таким образом, сковал нам руки. Ближайшее состоится уже в этом месяце.

Мы не закрыты для критики, но работаем по принципу: критикуя – предлагай. Никаких конструктивных предложений ни от Ходько, ни от других ему подобных деятелей как не было, так и нет. Наоборот, налицо полное самоустранение, причем даже по тем вопросам, в успешном разрешении которых у них должна была бы быть наибольшая заинтересованность. Мы никому ничего не навязываем, никого насильно не заставляем работать, у нас все делается на добровольной основе и при этом на общественных началах.

Тем не менее, мы не намерены выслушивать тех, кто не умеет этично высказывать свои предложения, с первых же слов переходит на оскорбления и ведет себя неуважительно по отношению к шахматному сообществу. Даже если есть какие-то замечания (а у любой работающей организации недочеты всегда будут), высказывать их нужно корректно, без нагнетания истерии и уж тем более без оскорблений. Вот этому Ходько и его команде следовало бы поучиться, прежде чем писать свои опусы, тем более в общественной газете.

А отвечая на вопрос, вынесенный Ходько в заголовок статьи, можем сказать прямо: иркутские шахматы идут туда, куда и должны идти. Шахматный клуб, получивший совсем недавно муниципальный статус, стал уже явью, и это самое зримое достижение федерации под руководством Сагдеева. Теперь на его основе будут одно за другим проходить соревнования для всех категорий населения, чего и добивались иркутские шахматисты все последние годы и чего так и не сумели сделать Ходько и его команда.

Члены Совета Единой федерации шахмат г. Иркутска Георгий Арбатский, Анатолий Беседин, Рамиль Мухометзянов, Александр Усов, Геннадий Хусаинов, члены ревизионной комиссии Сергей Драпеза, Артем Исхаков.

 

Вместо постскриптума:

Объективный взгляд на ситуацию в иркутских шахматах  — до и после избрания Сагдеева Р.Р. председателем  Единой федерации шахмат

Как было

Как стало

Ликвидация городского шахматного клуба. Шахматисты Иркутска делят с городской ДЮСШ ветхое и тесное деревянное  строение или ютятся на лавочках центрального парка Иркутска. Воссоздание в 2010г. городского шахматного клуба (аренда здания), мэр Иркутска в январе 2011г. торжественно открывает новый клуб.

По итогам 2010 года  ЕФШИ  вошла в пятерку лучших спортивных федераций города и награждена знаком «Спортивная слава Иркутска».

Ликвидация детско-юношеской спортшколы (ДЮСШ). В городе окончательно не осталось  помещений для занятий шахматами.  С 1.04.2012 городской шахматный клуб взят на баланс города, введены ставки тренеров-инструкторов, уборщика помещения, сторожей.
Ни разу совет ЕФШИ не может получить субсидии из городского бюджета на развитие шахмат в городе. В 2011г. в конкурсе проектов на получение субсидии ЕФШИ получает максимально возможную сумму субсидии — 216 тыс.руб.
Отсутствует современный шахматный инвентарь (турнирные шахматы, электронные часы, специальная мебель). За счет субсидии приобретаются:  мебель (столы, стулья), современный инвентарь (комплекты шахмат, электронные часы), устанавливается система пожарной сигнализации в городском шахматном клубе.
Разработан проект и подана заявка на получение субсидии в 2012г. на дальнейшее развитие материальной базы городского шахматного клуба.
Нет ни средств, ни условий для проведения крупных турниров всероссийского масштаба с солидным призовым фондом. В 2011г. проведен под патронажем В.И.Кондрашова шахматный фестиваль «Кубок Мэра-2011» , в котором приняли участие 6 международных гроссмейстеров.
Запланировано проведение  «Кубка Мэра-2012» с призовым фондом 200 тыс.руб.
В течение нескольких лет так и не был  открыт банковский расчетный счет ЕФШИ. Открыт банковский расчетный счет, оплачиваются счета, погашена задолженность  за прошлые годы.
Не  организована и не начата работа с привлечением спонсоров. Привлекаются спонсорские средства как для развития материальной базы городского шахматного клуба, так и для  создания призового фонда проводимых турниров.
Прежнее   положение о членстве в ЕФШИ было явно дискриминационным Осуществляется  прием новых членов в федерацию на демократических принципах с соответствии с Уставом.
Прежнее руководство  ЕФШИ находится в жесткой конфронтации по отношению к нынешнему составу  правления ЕФШИ, развязало «информационную войну. Постоянно проводятся многочисленные массовые турниры среди взрослых и детей. Создана доброжелательная и творческая  атмосфера  при проведении турниров  и торжественном награждении победителей.
Игнорируются все попытки консолидации и объединения шахматистов,  под различными предлогами саботируется  проведение официальных мероприятий и соревнований по шахматам. Постоянно делаются приглашения прежним руководителям ЕФШИ для организации и совместного участия в соревнованиях по шахматам.

Комментарии запрещены.

Яндекс.Метрика